Обращение представителей Луганской коллегии адвокатов к И.В.Плотницкому

Администрации сайта было предоставлено обращение представителей Луганской коллегии адвокатов к главе Луганской Народной Республики. В обращении правозащитники просили принять меры относительно того, что на сегодняшний день республиканская власть предпринимает попытки уничтожить адвокатуру в её правильной форме, какой она должна быть согласно всем демократическим, а так же правовым канонам.

Текст обращение представителей Луганской коллегии адвокатов к И.В.Плотницкому:

«Главе Луганской Народной Республики
Плотницкому И.В.
91000, ЛНР, Луганск, пл. Героев ВОВ, 3.
Председателю Народного Совета
Луганской Народной Республики
Карякину А.В.
91000, ЛНР, Луганск, пл. Героев ВОВ, 9
Председателю Совета Министров
Луганской Народной Республики
Козлову С.И.
91000, ЛНР, Луганск, пл. Героев
ВОВ, 3
Инициативной группы адвокатов
(контактное лицо: Пурылин Юрий Васильевич, г. Луганск, ул. Оборонная 12а/3,
тел. 050-244-83-16)

КОЛЛЕКТИВНОЕ ОБРАЩЕНИЕ

на действия, направленные на уничтожение независимого института адвокатуры

Мы, адвокаты Луганской Народной Республики (ЛНР), которые работают на территории Луганской Народной Республики в соответствии с ч. 2 ст. 86 Временного Основного Закона (Конституции) ЛНР и п. 23 Заключительных и переходных положений УПК ЛНР, вынуждены повторно обращаться к Вам, поскольку продолжаются попытки Министерства юстиции ЛНР уничтожить в Луганской Народной Республике адвокатуру как независимую структуру, способную на профессиональной основе оказывать квалифицированную юридическую помощь гражданам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.
Основные положения о роли адвокатов, принятые Восьмым конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г., предусматривают: «Правительства должны обеспечить адвокатам: возможность исполнить все их профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства; невозможность наказания или угрозы таковым и обвинения, административных, экономических санкций за любые действия, осуществляемые в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этическими нормами».

Законодатель во всех цивилизованных государствах декларирует характер отношений государства и адвокатуры как равноправных партнёров, а адвокатуру признает институтом гражданского общества, а не государства, действующим на основе принципов независимости, самоуправления, корпоративности и равноправия адвокатов.
Таким образом, адвокатура – это профессиональное сообщество адвокатов, не входящее в систему органов самоуправления и государственной власти.

Независимость – одна из основных составляющих адвокатской про¬фессии, поскольку адвокат должен быть свободен от любого давления извне.

Без реализации принципов независимости, корпоративного устройства и самоуправления адвокатура теряет всякий смысл, ибо трудно представить, чтобы адвокат, целиком зависимый от судебной и исполнительной властей, мог активно и бескомпромиссно выступать в суде против них, отстаивая законные интересы своего подзащитного или доверителя.

Независимость означает, что организация и функционирование адвокатских образований, а также профессиональная деятельность адвоката не связаны с мнениями, решениями или действиями органов и должностных лиц, не входящих в систему адвокатуры. Адвокат самостоятельно принимает решения и осуществляет профессиональные полномочия.

Недопустимо вмешательство в адвокатскую деятельность либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом – так сказано в ст. 18 Федерального Закона России «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Кроме того, сказано там же, на самих органах власти лежит прямая обязанность по обеспечению независимости адвокатуры. Роль таких государственных органов как Министерство юстиции (а также иных организаций и органов) по отношению к адвокатуре в Законе Российской Федерации «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» закреплена в качестве регистрационной.
В Указе Президента РФ от 13.10.2004 N 1313 (ред. от 31.12.2015) «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации» прямо сказано: Министерство юстиции «… 30.13) осуществляет организационное и методическое руководство деятельностью территориальных органов, связанной с ведением реестров адвокатов субъектов Российской Федерации, выдачей удостоверений адвоката, участием представителей территориальных органов в работе квалификационных комиссий при адвокатских палатах субъектов Российской Федерации;

30.16) осуществляет на территории Российской Федерации функции по контролю и надзору за соблюдением законодательства Российской Федерации адвокатами, адвокатскими образованиями и адвокатскими палатами;

30) утверждает форму ордера на исполнение поручения, выдаваемого адвокатским образованием, и форму удостоверения адвоката;

29) определяет порядок ведения реестров адвокатов субъектов Российской Федерации, а также реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации».

Такая же позиция закреплена в законодательстве всех цивилизованных стран.

Министерство юстиции Луганской Народной Республики, грубо игнорирует международное право, если пытается на законодательном уровне закрепить государственное регулирование адвокатской деятельностью в Луганской Народной Республике.
Министерство юстиции Луганской Народной Республики разработало и пытается утвердить Советом Министров Луганской Народной Республики «Временное Положение об адвокатуре и адвокатской деятельности в Луганской Народной Республике», что вообще недопустимо, ибо государственный орган, которым является Совет Министров, не вправе утверждать Положение об институте гражданского общества, коим является адвокатура.
А Министерство юстиции, как государственный орган, не вправе разрабатывать Положение об адвокатуре, ибо это самоуправляемая, независимая, основанная на корпоративности и равноправии адвокатов структура гражданского общества.
Самоуправление – это совокупность правил, обеспечивающих самостоятельное регулирование отношений, возникающих в адвокатских сообществах.
На каком концептуальном основании органу юстиции даётся право диктовать адвокатскому сообществу правила организации своей деятельности, осуществлять полный контроль за его деятельностью?
А именно это пытается сделать Министерство юстиции ЛНР, ибо в п. 14 Заключительных и переходных положений этого нормативного акта прямо сказано: «Государственное регулирование адвокатской деятельности на территории Луганской Народной Республики осуществляется Министерством юстиции Луганской Народной Республики».
Принципы организации и деятельности адвокатского сообщества, декларируемые в этом Положении, сводят на нет гарантии независимости адвокатов, и превращают это Положение в достаточно эффективное оружие государственных органов против принципиальных и честных адвокатов, активно отстаивающих права своих клиентов в спорах и конфликтах, прежде всего с самим государством.
К тому же оно предусматривает люстрацию адвокатов, путём проведения собеседований и экзаменов для уже практикующих адвокатов, непосредственно участвующих в уголовном судопроизводстве.
Это прямо противоречит принципам организации адвокатской деятельности, которые были реализованы в Федеральном Законе РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» после распада СССР, где сказано (ст. 40): «Адвокаты – члены коллегий адвокатов, образованных в соответствии с законодательством СССР и РСФСР и действующих на территории Российской Федерации на момент вступления в силу настоящего Федерального закона…, сохраняют статус адвоката после вступления в силу настоящего Федерального закона без сдачи квалификационного экзамена и принятия квалификационными комиссиями решений о присвоении статуса адвоката».

Такой же принцип организации адвокатуры был реализован после распада СССР в Украине, где согласно Постановлению Верховного Совета Украины № 2888-XII от 19 декабря 1992 года «О порядке введения в действие Закона Украины «Об адвокатуре» прямо сказано (п. 2): «Установить, что свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью выдаются без сдачи квалификационных экзаменов лицам, являющимся на день принятия настоящего Постановления членами коллегий адвокатов или имеющим лицензию на осуществление юридической практики либо работающим по лицензиям, выданным предпринимателям — юридическим лицам».

По этому же пути пошли и в Донецкой Народной Республике – адвокаты, принявшие решение проживать и практиковать на территории ДНР, сохранили за собой право на осуществление адвокатской деятельности на территории ДНР без сдачи каких-либо экзаменов.

На собрании адвокатов 17 февраля 2016 г., которое было организовано Министерством юстиции ЛНР с целью «протолкнуть» вышеназванное Положение, прямо было сказано министром юстиции, что слишком много адвокатов в Луганской Народной Республике (их зарегистрировано 250) и Министерству юстиции (дословно) «лучше работать с 20 специалистами, чем с 250 дебилами».

И разработанное Министерством юстиции Положение позволяет этому органу лишить статуса адвоката любого адвоката, причём поводом для этого может стать любая, не понравившаяся этому органу сторона деятельности адвоката, под которую может быть «подогнано» любое из юридических оснований для прекращения статуса адвоката.

Сейчас без экзаменов можно работать в Министерстве юстиции, в полиции, прокуратуре, причём на любых должностях, а в адвокатуре – нельзя. Причём, экзамены у адвокатов будут принимать лица, которые сами не сдавали тесты на проф. пригодность.

О какой защите прав и свобод граждан Республики может идти речь при такой позиции Министерства юстиции?
В настоящее время адвокаты в ЛНР в соответствии с ч. 2 ст. 86 Временного Основного Закона (Конституции) Луганской Народной Республики в своей деятельности руководствуются Законом Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», поскольку соответствующий закон ещё не принят в ЛНР, но в нём есть настоятельная необходимость.

На законодательном уровне регулируется в Луганской Народной Республике деятельность судов, прокуратуры, полиции, а деятельность адвокатуры пытаются урегулировать Положением, утверждённым государственным органом, что противоречит принципам организации деятельности адвокатуры, а также нарушает принцип равенства участников процесса, ибо адвокатура, если она будет организована на основании Положения, а не Закона, будет являться неполноценным, неравноправным участником процесса.
В цивилизованных странах общественные правоотношения в сфере деятельности адвокатуры урегулированы на законодательном уровне, что предполагалось сделать и в Луганской Народной Республике.
Глава Луганской Народной Республики внёс на рассмотрение в Народный Совет ЛНР законопроект «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Луганской Народной Республике».
Законопроект 115-ПЗ/15 принят в первом чтении, о чём указано на сайте Народного Совета (https://nslnr.su/zakonodatelnaya-deyatelnost/zakonopr..).

Данный законопроект был вынесен на голосование во втором чтении, однако в день голосования был снят после короткого и формального пояснения причин главой Комитета по вопросам государственной безопасности и обороны, работы правоохранительных органов и судебной системы, законности, защиты прав и свобод человека и гражданина. По настоящее время законопроект не принят во втором чтении – причины умалчиваются.

Проект закона противоправно находится несколько месяцев в Министерстве юстиции ЛНР, чем затормозилось его принятие во втором чтении, а затем Министерством юстиции было принято решение о подмене закона вышеназванным Положением, якобы, в связи с тем, что он долго не принимается во втором чтении.
Имеет место игнорирование воли Главы ЛНР, мнения депутатов Народного Совета, ибо поданный Главой в Народный Совет законопроект, одобренный депутатами в первом чтении, пытаются подменить подзаконным актом, в котором прописаны нормы, согласно которым Министертво юстиции приобретает абсолютное право на управление адвокатурой.

Данная попытка направлена на уничтожение адвокатуры в ЛНР как независимого института по оказанию гражданам правовой помощи, защиты их интересов. Причём, это намерение прикрывается тезисом о военном положении, якобы именно оно диктует необходимость подчинить адвокатуру Министерству юстиции, сделать её зависимой от него.

Как известно, в Донецкой Народной Республике также имеет место военное положение и ситуация там на сегодняшний день более тяжёлая, чем на Луганщине, но, тем не менее, там совершенно по-иному подошли к проблеме организации деятельности адвокатуры: принят Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» ещё в марте 2015 года, в апреле он вступил в силу. Согласно этому Закону адвокатура в ДНР функционирует без каких-либо чисток-переэкзаменовок, она независима и самоуправляема.
В проекте же Положения, разработанного Министерством юстиции ЛНР, фильтр предусмотрен жёсткий: ни один неугодный Министерству юстиции адвокат работать не будет.

Самоуправление адвокатов упразднено: в заключительных и переходных положениях этого Временного положения (р. V) изложено, что решение Совета Адвокатской Палаты по вопросам деятельности адвоката и адвокатуры является неокончательным, оно может быть обжаловано в Министерство юстиции Луганской Народной Республики. По результатам рассмотрения жалобы Министерством юстиции Совет Адвокатской Палаты обязан в месячный срок принять меры в соответствии с решением Министерства юстиции по жалобе.
Имеет место прямое вмешательство государственных органов в деятельность адвокатуры, подчинение её полностью Министерству юстиции.

Такая логика амбициозна и ущербна.

Не входя в структуру государственной власти и органов местного самоуправления, адвокатура может и должна служить инструментом гражданского общества, с помощью которого общество сохраняет баланс между общественными и государственными интересами и интересами отдельных граждан. В этом, очевидно, и состоит главная задача адвокатуры, которая достигается через определенные правовые механизмы, имея в виду, что человек, его права и свободы, являются высшей ценностью.
Соблюдение прав и свобод человека – основа гражданского общества. И задача адвокатуры, как института гражданского общества, всемерно этому содействовать любым не запрещенным законом способом.
Информируя о вышеизложенном, просим Вас принять соответствующие меры реагирования по настоящему обращению в целях спасения адвокатуры в Луганской Народной Республике, спасения права граждан в Луганской Народной Республике на защиту – не допустить принятия заведомо незаконного Временного положения об адвокатуре и адвокатской деятельности в Луганской Народной Республике, пресечь попытки люстрации адвокатского корпуса ЛНР, давления на адвокатуру со стороны Министерства юстиции, а также инициировать быстрейшее рассмотрение законопроекта «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Луганской Народной Республике» во втором чтении.»

Мы же в свою очередь, от лица руководства бригады, можем отметить, что на данный момент Игоря Венедиктовича Плотницкого окружает огромное множество киевских ставленников. Они находятся как на всевозможных властных должностях, так и среди ближайшего окружения главы республики и всецело контролируют большинство протекающих процессов, от незначительных до основополагающих.
Так, и в этом случае указанный фактор сыграл на том, что ранее независимый правоохранительный институт оказался на грани своего уничтожения как такового. Теперь независимая адвокатура может потерять все те свои признаки, которые всегда были основополагающими, и четко разграничивали её с другими взаимосвязанными институтами, а именно государственными правоохранительными органами.
Фактическими же причинами происходящего есть то, что республиканско-киевская власть продолжает ставить под свой тотальный контроль все сферы жизнедеятельности ЛНР, всеми законными и не законными, демократическими и не демократическими методами и способами.

Скриншот 28-02-2016 002040 Скриншот 28-02-2016 002050 Скриншот 28-02-2016 002100 Скриншот 28-02-2016 002108

 

Поделись новостью в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс