Китайская армия: мифы и реальность

  Броня китайской техники рассчитана под российские снаряды; Пекин за последние 15 лет провел масштабное перевооружение армии

Описанию китайских вооруженных сил (НОАК — Народно-освободительная армия Китая) надо посвящать несколько статей, настолько она велика и сложна. Здесь речь пойдет о некоторых общих моментах, касающихся отношений России с КНР, развития Китая вообще и НОАК в частности.
Постсоветская Россия и современный Китай союзниками не являются и никогда ими не были. Это официальная позиция Пекина («отношения между Китаем и Россией не являются отношениями военного союза и не направлены против третьих стран») и фактическое положение вещей. То, что Россия и Китай, как правило, одинаково голосуют в Совбезе ООН, определяется совпадением позиций, а не союзническими отношениями.По некоторым принципиальным вопросам позиции Москвы и Пекина кардинально расходятся. Самый яркий пример — последствия августовской войны 2008 года на Кавказе. Пекин не только не признал независимость Абхазии и Южной Осетии, но и в слабо завуалированной форме поддержал Грузию.

Военное сотрудничество полностью выхолощено и приняло откровенно ритуальный характер. Масштаб российско-китайских учений с каждым годом становится все меньше (это компенсируется официальным враньем, что масштаб, наоборот, растет, хотя ничто не мешает проверить открытые данные), сценарии их — все более формально-надуманные. При этом как Москве, так и Пекину выгодно, что на Западе их считают союзниками. Поэтому обе стороны в полном согласии рассказывают внешней аудитории о «стратегическом партнерстве» и «беспрецедентно хороших отношениях», хотя в практическом плане за этими заявлениями ничего не стоит.

Китай гораздо агрессивнее, чем США, «выдавливает» Россию с постсоветского пространства. Действия Вашингтона сопровождаются большим шумом, но в итоге оборачиваются ничем. В частности, никто сейчас не сможет сказать, какую практическую выгоду (экономическую, политическую, военную) получили США от «цветных революций» на Украине и в Грузии. На самом деле — никакой. Пекин же в характерном для себя стиле «накатывает» на бывший СССР как каток, остановить который невозможно.

Россия сейчас изо всех сил пытается блокировать деятельность Китая внутри Шанхайской организации сотрудничества ( ШОС), но поздно. Эта структура превратилась не в «анти-НАТО», как хотела Москва, а в очень эффективный инструмент по экономическому захвату Центральной Азии Китаем. Энергетические и транспортные проекты Пекина во всех пяти странах региона приведут к практически полной утрате российского влияния. А теперь Китай очень активно и, скорее всего, не менее успешно, скупает европейские страны бывшего СССР — Украину, Белоруссию, Молдавию.

В связи с этим Пекин выражает крайнее недовольство всеми российскими интеграционными проектами на постсоветском пространстве. Высшие лица КНР воздерживаются от высказываний по данному поводу. Чиновники уровнем пониже, а также ученые и эксперты, открыто заявляют, что развитие даже ЕврАзЭС, ОДКБ, и тем более — Таможенного союза, переходящего в Евразийский союз, противоречит интересам Китая. Заявления Москвы, что сдача островов на Амуре напротив Хабаровска в 2004 году окончательно закрыла вопрос о границе с Китаем, к сожалению, не имеют под собой оснований. Китай, видимо, единственная страна на Земле, имеющая территориальные претензии ко всем без исключения соседям. Под все эти претензии подведена солидная научная база, а в пропагандистском плане они буквально возведены в культ. В разные моменты времени интенсивность предъявления претензий к каждому из соседей повышается или снижается в зависимости от политической и экономической конъюнктуры, но сами по себе претензии никогда не отменяются. Самые большие претензии предъявляются именно к России. Тезис о том, что нынешняя российско-китайская граница установлена по «несправедливым и неравноправным договорам» носит в Китае прямо-таки железобетонный характер. Российская «мини-капитуляция» 2004 года никак на этот тезис не повлияла.
Пекин испытывает острейшие внутренние проблемы, в основе которых лежит перенаселение страны. Нехватка ресурсов и пахотных земель, катастрофическая экологическая ситуация, безработица, старение населения, «дефицит невест» — завязаны в узел, который крайне сложно распутать. Ситуация такова, что решение одной проблемы усугубляет одну или несколько других. Стремительный экономический рост КНР решает одни проблемы, но порождает другие. То же самое относится к политике «одна семья — один ребенок». Распутать узел проблем может только внешняя экспансия, это объективный факт.
Западные оценки размеров ядерного арсенала Китая (200-250 зарядов) настолько абсурдны, что их нет смысла комментировать. Минимальнейший минимум — 3,5 тысячи зарядов, в реальности их, видимо, в разы больше. Не менее, а часто и более абсурдны объяснения, зачем Китай в массовом порядке строит города, в которых никто не живет, и подземные убежища в нынешних городах (и то, и другое — на миллионы человек). Логичное объяснение и того, и другого только одно — подготовка к ядерной войне. Но это объяснение настолько неприятно и всем неудобно, что произносить и писать его запрещено.
В России многие искренне убеждены, что старый советский анекдот, как в Китае во время испытаний разбился новейший истребитель, погибли 3 пилота и 15 кочегаров, до сих пор актуален. Увы, он не имеет никакого отношения к жизни. Точно также не имеет к ней ни малейшего отношения активно навязываемый миф о том, что новая техника в Китае производится «малыми партиями» и сильно отстает по качеству от зарубежных аналогов.
На самом деле, в последние 15 лет НОАК проходит перевооружение, аналогов которому трудно найти в современной истории. Этому способствует наличие мощнейшего ВПК. В его составе 24 предприятия атомной отрасли, 12 предприятий конечной сборки ракетно-космической отрасли, девять авиазаводов конечной сборки, 14 заводов по производству бронетехники (три танковых), 20 предприятий по сборке артиллерийской техники, более 200 предприятий промышленности боеприпасов, 23 крупные верфи на 736 ремонтно-построечных мест. Общее число предприятий составляет несколько тысяч.
За годы реформ китайский ВПК вышел на качественно новый уровень развития. Он способен производить значительное количество боевой техники, выйдя на первое место в мире по производству техники и вооружения всех классов. Сегодня в Китае в год производится более 300 боевых самолетов и вертолетов (примерно по 150 того и другого), не меньшее количество танков, до 30 подводных лодок и надводных боевых кораблей и катеров. По производству почти всех классов и видов техники Китай сегодня превосходит все страны НАТО вместе взятые, а по некоторым (в частности, по танкам) — все страны мира вместе взятые. В связи с этим миф о производстве в КНР вооружений «малыми партиями» выглядит как крайне неудачный анекдот. Если сегодня к какой-то стране мира применим термин «гонка вооружений», то это именно Китай. Старая техника заменяется на новую по принципу «один к одному», а не «один к четырем» или «один к десяти», как на Западе и в России. Тем не менее миф о «малых партиях» поддерживается с удивительным упорством. В частности, во многих справочниках данные о численности китайской техники почему-то замерли на 2005-2007 годах, хотя именно в последующие годы темпы ее производства стали особенно высокими.Ушло в прошлое и качественное отставание. Точнее, оно перестало быть принципиальным. Еще в конце 90-х годов танковый парк НОАК, состоящий из различных «вариаций на тему» Т-55, действительно не мог конкурировать ни с российским, ни с американским. Качественное отставание китайских машин было настолько велико, что количество почти не играло никакой роли. Теперь же новейшие китайские танки Туре 96 и Туре 99, может быть, незначительно уступают «Абрамсу» М1А2SEP, «Леопарду-2А6» или Т-90С, но совершенно точно ничем не хуже М1А1, «Леопарда-2А4» или Т-72. Это подтвердилось в прошлогодних боях между Суданом и Южным Суданом, в которых суданские Туре 96 без потерь со своей стороны подбили несколько южносуданских Т-72. Теперь исход боев китайских танков с российскими и западными будет определяться не качеством, а тактической ситуаций, обученностью экипажей и, что очень важно, количеством. А именно в этом Китаю равных нет. Незначительное отставание в качестве теперь легко компенсируется превосходством в количестве. Аналогичная ситуация в авиации и во всех остальных классах техники.
У нас очень любят пересказывать американские публикации, что Китай сейчас в приоритетном порядке развивает военно-морские силы (ВМС). Это очередной миф. Просто американцы с Китаем на суше заведомо воевать не будут, поэтому и обращают внимание на флот. На самом деле, Китай в приоритетном порядке развивает все. Его ВМС ориентированы, в первую очередь, на войну с США и Японией. ВВС — на войну с кем угодно. А сухопутные войска — на войну с нами. Например, на новейшей китайской БМП WZ-502G башня и лоб корпуса выдерживают попадание 30-миллиметрового бронебойного снаряда с дистанции 1 километр, а борта корпуса — попадание 14,5-миллиметрового боеприпаса с 200 метров. По интересному совпадению, 30 миллиметров — это калибр пушки 2А42, являющейся основным вооружением российской БМП-2. На американской БМП «Брэдли» установлена 25-миллиметровая пушка М242. А уж 14,5 миллиметра — это вообще уникальный калибр. Его имеет только один пулемет в мире — наш КПВТ, основное вооружение всех отечественных БТРов. Максимальный калибр западных пулеметов — 12,7 миллиметров. Данный факт вроде незначителен, но, на самом деле, показателен.
Все указанные факты — объективную жизненную необходимость для Китая внешней экспансии, территориальные претензии ко всем, беспрецедентную гонку вооружений в совокупности с подготовкой к ядерной войне — можно и дальше не замечать. Только потом не надо удивляться.
Теперь что касается весьма распространенного в России тезиса о том, что нам надо дружить с Китаем против Запада. Во-первых, Китай дружить с нами не собирается в принципе. Во-вторых, все китайские проблемы, выходом из которых является внешняя экспансия, возникли внутри этой страны и к Западу не имеют никакого отношения. Соответственно, противопоставление отношений с Западом и с Китаем совершенно бессмысленно. То есть характер наших отношений с Западом вообще никак не влияет на описанную выше китайскую реальность.
По поводу не менее распространенного тезиса о том, что Запад хочет стравить нас с Китаем и «прикрыться» Россией от него: можно сказать, что, скорее всего, ситуация обратная: Запад видит в Китае сдерживающий фактор по отношению к России. Просто по чисто географическим и историческим причинам Россию там боятся несравненно больше, чем Китай. Кроме того, сейчас Китай воспринимается как безотказный поставщик полезнейшего ширпотреба, а Россия — как агрессивный нефтегазовый шантажист. Россия демонизируется Западом гораздо сильнее, чем Китай. В частности, российские военные возможности и намерения постоянно завышаются, китайские — занижаются. Это должно убедить собственное общественное мнение, что угрозу представляет Россия, но не Китай. Поскольку воевать с Россией Запад категорически не готов (не только нападать, но даже обороняться), ему очень хочется сдержать нас Китаем. И тот не обманет ожиданий.

Поделись новостью в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс