НЕдепортация крымско-татарского народа: причины и следствия

В далеком и грозном 1944 году верховный главнокомандующий воюющего тогда еще СССР товарищ Сталин сразу после окончания Крымской освободительной операции советских войск РККА санкционировал спецоперацию по принудительному переселению из освобожденного полуострова Крым крымских татар. И 18 мая наступила очередная годовщина с момента начала данной репрессивной спецоперации. Ожидать, что она пройдет тихо и скорбно сегодня не приходится. Ведь сейчас любое историческое событие, не имеющее однозначной трактовки в виду диктатуры капиталистического либералиата, плюрализма ютубовских мнений и вульгарной гласности используется заинтересованными в развале России силами в качестве точки опоры. Любые действия вождей того тяжелого времени сегодня принято расценивать не с точки зрения реалий и объективных необходимостей, диктуемых часто вопросами выживания страны, а с позиций современного либерального псевдо гуманизма, что является часто не просто чьим-то заблуждением, но и абсолютно антинаучным и деструктивным пропагандистским методом расшатывания общественного мнения.

Так была ли это именно депортация невинного народа тираном грузинской национальности, просто испытывавшим личную и горячую неприязнь к татарам? Однозначно можно сказать просто по сути самого этого определения, что нет. Ведь депортация – это насильственное перемещение кого-либо ИЗ страны. А в случае с крымскими татарами речь идет лишь о внутреннем перемещении крымских татар в Узбекскую, Казахскую, Таджикскую, Татарскую и другие республики СССР к наиболее близким им по духу и привычкам советским мусульманам. И, что самое важное, подальше от Турции, которая после Великой Отечественной, идя на поводу у США и НАТО, ожидаемо попортила советскому руководству и всем советским гражданам немало крови и нервов. А в годы войны 41-45го советское правительство так вообще ожидало от Турции присоединения к боевым действиям на стороне Рейха и вовлечения большинства крымско-татарского народа в эту войну в качестве пятой колонны.

Сейчас, в более не менее спокойные годы, когда против нас открыто никем не ведется война на тотальное уничтожение, конечно же, насильственное переселение куда бы-то ни было даже одного человека и его семьи, а не целого народа, да ещё из такого сладкого места, как Крым, кажется нам для переселяемых ужасной трагедией. Так думают многие либеральные историки у нас и еще большее количество историков “у них”. Но тут нужно обязательно отметить, что такие историки сейчас могут позволить себе так думать. А тогда перед руководством СССР все еще стоял экзистенциальный вопрос самого существования государства с первым в истории Земли социалистическим строем и вопрос физического существования главного государствообразующего народа этого государства – советского, состоявшего в основном из народа русского и множества других малых народов.

Сейчас можно себе только представить, сколько проклятий от переселяемых (а это были далеко не только крымские татары) снискал на себя в те суровые времена председатель Государственного комитета обороны И.В. Сталин и главный реализатор переселения крымских татар и других народов – глава НКВД Л.П.Берия.

Как известно, основанием для переселения татар стал доклад НКВД Сталину о том, что этот народ, в основном, поддержал немецких нацистов при оккупации Крыма. Татары так же активно участвовали в карательных антипартизанских акциях там и массово дезертировали из рядов РККА в других боевых локациях. А так же занимались разнообразным саботажем. В целом, по тем же причинам, что и украинские националистически настроенные бандеровцы. А, как известно, национализм малых народов в раннем СССР искореняли сурово и безжалостно, выкорчевывая его из будущих поколений советских людей без остатка. Впрочем, как и великорусский шовинизм. И, впрочем, недостаточно сурово, как показали события 26 летней давности…

Конечно же, юридически нельзя судить весь народ за деятельность отдельных его представителей. Но в случае с малым народом, где очень сильны традиционалистский уклад, основанный на вере и крепки семейные связи, а так же имеется в наличии клановая структура общества, да еще и присутствует тяжелое историческое наследие, связанное с долгой враждой русских и татар, окончившейся полным завоеванием Крыма Россией, нужно при современных суждениях обязательно учитывать всю эту совокупность факторов, а не только судить руководство СССР в этом вопросе с точки зрения: хорошо-плохо. Так совсем недавно, например, Рамзан Кадыров, совсем, на первый взгляд, не гуманно решил сносить дома, наказывая всю семью тех чеченцев, кто будет осужден за терроризм. Не гуманно? Не законно? Но если в той среде именно такой способ работает, не благо ли это для абсолютного большинства россиян, против которых раньше совершали теракты чеченские смертники?!

Кроме того, сам ход оккупации немцами Крыма, ознаменовавшийся немедленным созданием «Крымских мусульманских комитетов» на подконтрольных фашистам землях и формированием 9 батальонов из крымских татар, предполагал и серьезные санкции после освобождения Крыма нашими войсками в 1944 году. Эти санкции и наступили практически сразу же, как только Крым снова стал нашим. Какой привет – такой ответ.

“Наша религия и верования требуют принять участие в священной борьбе совместно с немцами, ибо окончательная победа для татар означает не только уничтожение советского господства, но снова даёт возможность их религиозным и моральным обычаям ” – это заявление одного из Мул, высказанное на первом заседании Симферопольского комитета в присутствии представителей Вермахта, СД и СС.

“Татары сразу же встали на нашу сторону. Они видели в нас своих освободителей от большевистского ига, тем более что мы уважали их религиозные обычаи. Ко мне прибыла татарская депутация, принёсшая фрукты и красивые ткани ручной работы для освободителя татар „Адольфа Эффенди-Гитлера“ – из мемуаров генерал-лейтенанта Эриха фон Манштейна.

Как видим, крымско-татарский коллаборационизм имеет много общего с коллаборационизмом других малых народов СССР. И его вполне можно назвать системным и основанным на сепаратистских, националистических настроениях большинства народа. Хотя, конечно, нельзя отрицать и того факта, что многие не принявшие доктрину татарского сепаратизма крымские татары активно воевали в партизанских отрядах против фашистов. Но статус “ненадежного” народа в рамках СССР татары себе заработали собственными усилиями в отличии, например, от сербов. Просто, так сложилось исторически. И, конечно же, расплата за предательство и ярлык «не лояльного народа» искренне переживалась татарами во время принудительного переселения и все время после него очень больно. Ведь, как известно, принцип “а нас за що? ” присущ, по сути, не только украинской нации…

Но была ли так необходима та спецоперация по массовому насильственному переселению всего народа? Ведь в высшем руководстве СССР были люди знакомые с законами диалектики, которые просто не могли не предполагать суровых последствий данного акта, который, безусловно, стал для тысяч советских граждан и их семей самым настоящим горем. И если с татарскими регулярными частями Вермахта, а позже и с профашистскими крымско-татарскими партизанами НКВД и РККА разбирались так же

сурово, как и с бандеровцами в карпатских лесах, то украинский народ товарищ Сталин ведь не переселял никуда в Сибирь в Монголию или на дальний Восток в качестве мести за создание, например, УНР или ОУН-УПА. Почему? Да потому, что кроме самих бандеровцев и сочувствующих им, пораженных вирусом националистического свидомизма в УССР других “настоящих” украинцев-то и не было. Подавляющее большинство населения УССР все еще идентифицировало себя в качестве малороссов, новороссов да русских. Переселять по национальному признаку с Украины было просто некого. В лагеря ссылали или присуждали высшую меру отдельным личностям за конкретные проявления классовой неблагонадежности или коллаборационизма, соответственно. В государстве пролетарского интернационала судили, в основном, по делам прошлым или нынешним, а не за говор или за “не такой”, нос и разрез глаз.

Так почему же Сталин все же принял решение депортировать крымских татар? Лично я очень сомневаюсь, что именно из мести за поддержку, оказанную крымчаками нацистской Германии в войне против Советского Союза. Месть для знатоков диалектики и гигантов геополитики, мыслящих категориями народов, а не отдельных личностей – это вообще неконструктивная и ничтожная, жалкая вещица, с низким КПД и, возможно, тяжелыми (в случае с местью целому народу) последствиями. А так как в прагматизме Сталина сомневаться не приходится, то депортацию крымских татар нужно рассматривать исключительно с прагматической точки зрения. Депортируя крымчаков (и это верно так же и для других малых народов и диаспор, населявших периферию СССР на потенциально опасных участках), Сталин, в первую очередь, пытался уберечь эти народы. Да-да не удивляйтесь. Ведь всю нашу историю наши враги использовали против нас разногласия, всегда имеющиеся между проживающими рядом национальными меньшинствами. Так же, как и всегда имеющуюся в глубинах народного сознания затаенную обиду в отношении когда-то покорившего и ассимилировавшего их большого русского народа. Того самого, который не раз уже подавлял множественные сепаратистские восстания малых народов и жестоко карал их активную пятую колонну, сотрудничавшую с любыми интервентами и иностранными экзистенциальными геополитическими врагами русской цивилизации.

В случае с народом крымских татар Советское руководство поступило еще относительно мягко и соответствующе понятиям гуманизма и той тяжелой экономической ситуации. Людей ведь не на Колыму тогда всех переселили, а позволили вывезти с собой до 0,5 тонны имущества и за оставленные в Крыму сверх этой меры продукты на месте конечной точки переселения семьям выделили компенсацию талонами на бесплатные продукты, а так же выдали 5000 рублей подъемных на семью и бесплатные строительные материалы. Кроме того, “депортируемые” отнюдь не лишались права голоса: голосовали и избирались на новом месте, а коммунисты тут же вливались в местные партийные структуры. Может быть, это кому-то покажется несравнимо малой компенсацией за вынужденный переезд из Крыма в Узбекистан в вагонах-теплушках. Но это ведь гораздо больше, чем смерть от пули солдата РККА в голову борца за независимость крымско-татарского народа или его пособнику, взбаламученному спецслужбами Турции…

И есть тут еще один немаловажный нюанс. Просто представьте себе, что вы возвращаетесь с Великой Отечественной Войны домой победителем. А ваших близких, оказывается, повесил ваш сосед, который у немцев полицаем свободу своего крымско-татарского народа таким образом отрабатывал. Соседа самого уже, конечно, тоже повесили по решению военного трибунала. Но какое будет Ваше отношение к его семье, к его брату, к его Муле наставнику, ко всем к ним? Не самое теплое, верно? А если еще немного выпить с горя, так и вообще, может, захочется отомстить несправедливой судьбе, уравняв количество членов вашей семьи и его до ноля, нет? Сейчас вы, может быть, гуманно скажете, что нет. Но ведь вашу семью недавно не вырезали националисты – пособники фашистов, пришедших с войной на вашу любимую социалистическую родину, верно…

И вот, в руководстве СССР понимали, что в Крыму, кроме тлетворного и будоражащего местное население влияния Турции, после войны вполне могут еще и начать возникать серьезные и даже массовые конфликты на почве национальной обоснованной ненависти. Просто по человечески, представьте себе: люди-то войну прошли, убивать фашистов за 4 года привыкли уже. Фашистов даже за людей не считали, чтобы «кукухой не поехать» от их крови и кишок наружу… От таких картинок психика любого человека, будь он даже русским солдатом-победителем, долго будет отходить. А в государстве, где официальная идеология – это пролетарский интернационал, никакие массовые конфликты на почве национальной ненависти не нужны, от слова совсем. Особенно в условиях конкуренции нашего социализма с их апартеидным и сегрегационным капитализмом. Особенно не нужны в одной из самых важных зон реабилитации и рекреации тех самых солдат-победителей – в Крыму.

Именно руководствуясь этими практичными соображениями, товарищ Сталин, по моему мнению, избегал потенциально гораздо большего зла с помощью меньшего и вынужденного зла – массового переселения крымских татар в Узбекистан Казахстан, Татарстан и другие относительно теплые республики Советского Союза. Не сделай он этого, можно себе только представить, сколько было бы в послевоенном Крыму поножовщин, тюремных сроков и поломанных жизней советских людей в результате крымско-татарского национализма, проявившегося во время Великой отечественной Войны. Сколько жизней было бы еще потеряно в результате нерешительности и мягкотелости советского руководства, не решившегося бы тогда на такой шаг. Да и про угрозу новой войны с Америкой и Британией не нужно забывать. Сепаратные переговоры ведь немцы в этом отношении вели – это известно.

И я тут никого не оправдываю, я просто смотрю на вещи с точки зрения пользы для абсолютного большинства, которым ТОГДА был огромный многонациональный советский народ, народ-победитель фашизма и нацизма. Тому народу Крым нужен был совсем не для выяснения послевоенных отношений с крымскими-татарами.

К сожалению, неоднозначная трактовка и переосмысление действий и личностей советского руководства после их смерти, отсутствие преемственности ответственности за решения предшественников в позднем СССР и сегодня, а так же реабилитация отдельных личностей, запятнавших себя сотрудничеством с фашистами и реабилитация целых народов, всегда сводящаяся к материальным компенсациям, дают поводы для наших врагов вновь и вновь поднимать тему переселения малых народов и использовать ее в качестве точки опоры для давления на единство уже народов современной России. А материальный характер реабилитации и мелкобуржуазное массовое сознание сегодня подпитывают постоянный интерес к этой теме тех граждан РФ, которые лично ничего не терпели, под гнетом никаких репрессии никогда не страдали, но за дедов хотели бы получить от современной России по миллиону за каждую лишнюю слезинку репрессированной бабки и за каждую каплю пота своего репрессированного тираном Сталиным деда. И ни к чему хорошему такие тенденции не ведут, кроме как к негативному отношению к государству таких требователей, к росту националистических настроений на почве копошения в нашей общей истории с точки зрения обиженных лишенцев. А еще они ведут к бытовому сепаратизму, который врагам России довольно просто канализировать в протесты различного рода пропагандой.

В Советском Союзе самой главной межнациональной скрепой было, как известно, общее народное хозяйство и принадлежность всех его граждан к советской системе управления этим общим хозяйством через трудовую повинность. В современной многонациональной России этих скреп нет начисто. Зато в ней сегодня есть рыночная стоимость земли, самозахваты, рейдерство и постоянные требования к нынешней капиталистической России от разных реабилитированных народов или казаков выполнять обязательства и каяться за действия предшествовавшего ей, но, к сожалению, уже не существующего фактически социалистического Советского Союза. Те советские монолитные экономически-социальные скрепы сегодня в России пытаются на высшем уровне заменить насаждением христианской религии и патриотическим воспитанием, основанным на уважении к подвигу русского солдата в Великой отечественной войне. Но именно с народами, репрессированным за неоднозначное поведение в той войне, в частности с мусульманским крымско-татарским народом, данные мероприятия работают лишь отчасти или действуют вообще наоборот, по понятным причинм. Что, кстати и доказало поведение крымских татар в недавних событиях, связанных с отделением Крыма от националистической, профашистской и проНАТОвской Украины, где именно местные татары, консолидированно с правым сектором и другими укробандеровцами выступили главной силой сопротивления воссоединению Крыма с Россией. Причем именно они опять должны были стать гражданской опорой для американских и британских десантов в скором будущем, обеспечивая картинку «поддержки населения» очередным западным интервентам и украинским военным, выгоняющим из Крыма Черноморский флот РФ.

В СССР крымских татар, как народ реабилитировали только в 1989 году. На данный момент многие из них уже успели, продать квартиры в Узбекистане и вернуться домой. В РФ их дополнительно реабилитировал Владимир Путин в 2014 году, что дает им некоторые экономические льготы при переселении, а так же возможность свободно изучать язык, изучать историю и сохранять свою национальную идентичность. За личный снос самозахватов власти Крыма законно выдают этническим татарам 10 соток земли из своих фондов, что значительно разрядило обстановку после событий 2014 года в Крыму и сильно повысило лояльность нормальных татар к России. Но вместе с тем был запрещен и признан террористической организацией «Меджлис крымско-татарского народа, что очень раздражает сегодня крымско-татарских националистов.

Данные неразрешимые противоречия, непоследовательность властей СССР, делающих себе политический рейтинг путем демонизации предшественников, иногда объективно не имевших иного выбора в своих решениях, нынешнее неоднозначное отношение российского руководства к личностям Сталина и Берии – все это сегодня все еще дает возможность Западу во главе с США всячески баламутить крымско-татарский и другие малые народы и настраивать его против русского абсолютного большинства в Крыму. И российскому руководству придется еще немало “попотеть”, чтобы смягчить и сгладить непримиримые противоречия, которые всегда были, есть и будут между русскими и крымскими татарами. Те самые исторические противоречия, которые радикально и, как оказалось, только временно удалось решить, только Иосифу Сталину путем переселения в течении 2х дней целого народа ценой личных репутационных потерь, которые, впрочем, не лишили его статуса и почетного звания “Отца народов”, актуального и по сей день.

Тамерлан Руссов

Поделись новостью в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс