Русский заложник из Одессы: история россиянина Евгения Мефёдова

«Русская кровь – водица».

9 декабря минувшего года в Дрогобычской колонии Львовской области был забит насмерть пленный русский ополченец из Архангельска Валерий Иванов«Забит и забит» — ни российские официальные лица, ни федеральные масс-медиа данному убийству должного внимания, на мой взгляд, не уделили. Кое-где, кое у кого в «нераскрученных» СМИ данная информация промелькнула только 20 декабря. Одновременно с сообщением о подписании Москвой очередного соглашения по продаже ядерного топлива киевскому правительству. О разрыве отношений с режимом, имеющим все признаки нацистского, об отмене бизнеса РФ с бандеровскими русофобами (по факту – на русской крови) и речи не идет. Как и о признании народных республик Новороссии.

Как там Лавров про последнее глаголет: «Мы не хотим потерять всю Украину»? Да ее Россия сто раз как «теряла» – и в 1917, и в 1991-м, и забирая «самый лакомый кусок» Крым в 2014-м… Признание – не признание народных республик (в любых границах) на российско-украинские отношения уже никак не повлияет: «Снявши голову, по волосам не плачут». Хочется на цитату Лаврова ответить его же цитатой (самым известным его мемом).

Но вернемся к русским заложникам. Представим: что было бы, если бы в российской тюрьме забили насмерть Сенцова или кого-то из моряков, посланных Порошенко на убой под Крымский мост (кстати, если Крым – Украина, почему Порошенко в него танкистов по суше не послал?) Визг «цивилизованного человечества» годами бы не стихал от «зверств Мордора». При этом самих русских убивать или годами без вины в заложниках держать – «свободный мир» всегда был «за» всеми своими копытцами.

Или представьте, что в российской тюрьме без вины находится любой другой гражданин США (или их колонии), выживший в момент массового убийства единомышленников. При этом, даже российский суд его оправдал, но российские спецслужбы выдумывают все новые и новые, все более абсурдные, бездоказательные обвинения. Представляете уровень истерики консолидированного Запада и российских либералов – правозащитников? Зато русские узники для них для всех если и люди, то явно «второсортные унтерменши», поверившие в русский мир, никому до них дела нет, включая 99% российских масс-медиа. Миру «чистогана» не до русского мира.

Год назад опубликовал статью «Как Украина издевается над российским заложником» (до этого годами писал о Евгении Мефедове в статьях о незаконно арестованных «куликовцах»). За минувший год в судьбе россиянина, удерживаемого киевским режимом со времени «Одесской Хатыни», вновь без перемен – он по-прежнему находится в безвинных заложниках у режима. Этот «залог» длится уже более 4 лет и 7 месяцев! Ау, «правозащитники» российские, где вы? Но в ответ – годами гробовая тишина…

Если бы только тишина от них… По-прежнему и российский «официоз», и федеральные СМИ предпочитают о Мефедове молчать «аки рыбы об лед». Поэтому россияне куда лучше осведомлены об украинских «узниках совести» типа Савченко или Сенцова, чем о своих соотечественниках в заложниках у киевского режима. Лишь немногие россияне пытаются своими скромными возможностями исправить этот парадокс. Попробую помочь и им, и себе, и всем нам, напишу вновь о Жене.

Среди миллионов сломанных Евромайданом судеб – судьба российского гражданина Евгения Мефедова.

С мая 2014 года выживший в Доме профсоюзов (Куликово поле) во время «Одесской Хатыни» Евгений, обвиняется «незалежным» режимом в участии в «массовых беспорядках» в другом районе города – на Греческой площади. Обвиняется без каких-либо доказательств, более того – билинг его телефона засвидетельствовал: Евгения на «месте преступления» не было. Фактически, с самого начала задержания реальная вина Мефедова перед евромайдановцами состояла исключительно в двух вещах:

1) в том, что выжил, не дав «гончаренкам» найти на своем трупе российский паспорт;

2) собственно – в самом российском гражданстве.

Все остальное – пустое и бездоказательное «бла-бла» свидетелей «покращення». Просто потомки Бандеры держат Евгения в заложниках именно как россиянина. За это время он и тяжело болел, и резал вены в суде, и суды предпринимали несколько попыток его освободить за отсутствием состава преступления, либо пытались избрать ему другую меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей.

Но «свободная» прокуратура моментально задействовала ручных националистов — «рагуль-терьеров», которые терроризировали судей, врывались на заседания, открыто угрожали расправой – фотографии висящих чучел в судейских мантиях и толп «радикалов» в камуфляже и «балаклавах» в Малиновском райсуде Одессы и перед ним обошли мировые СМИ. Даже Верховный комиссариат ООН по правам человека заявлял Киеву протесты, но всё бестолку.

Ведь, несмотря на явные нарушения даже украинского закона, на роль «кацапов отпущения» за Одесскую Хатынь Запад назначил именно Россию и «посмевших» выжить в аду «куликовцев», пятеро из которых (включая Мефедова) с мая 2014 года незаконно содержались под стражей. Незаконно, так как:

1) в материалах уголовных дел отсутствовали какие-либо (хотя бы косвенные!) доказательства причинно-следственной связи между действиями «куликовцев» и массовыми беспорядками, приведшими к гибели их же соратников;

2) по Уголовно-процессуальному кодексу Украины сроки содержания «куликовцев» под стражей (без вынесения приговора) истекли еще в 2015 году, чуть позже истекли сроки «по закону Савченко».

Но то закон, а то «свидомое правосознание» (правосексудие). Поэтому дальше следим за руками, за грубыми, неумелыми, топорными руками майдановцев – «правоохранителей».

Первый пункт они попытались прикрыть «типа доказательством»: вина России, согласно майданным убеждениям, «доказывается» проще некуда – одним российским гражданством Мефедова (хоть и жил Евгений постоянно в Одессе). И ничем иным, помощь ЦРУ и всех западных спецслужб не помогла режиму добыть никакие другие «доказательства вины», оттого «свидетели достоинства» вцепились в Женю мертвой хваткой. При этом вина самого Мефедова «доказывалась» показаниями (доносом) одного человека — сломленного в СБУ «куликовца», которого вывели за «сотрудничество со следствием» из обвиняемых в «свидетели».

Впрочем, «свидетель» вышел тот еще – юноша периодически отказывался от своих показаний, данных на «следствии», заявляя о пытках «СБУшников». Да и беря его показания «на веру», суд мог вменить Мефедову и другим «куликовцам» разве что сопротивление своему и товарищей убийству. Такой «приговор» даже на Западе не приняли бы.

Повторюсь: Мефедов для режима – единственное «доказательство российского следа в Одесской Хатыни». Можно только догадываться, как давили на Евгения, чтобы он признался в своей связи с российскими спецслужбами. Парень все вынес. Помнит ли о нем Родина?! Вопрос риторический?

По второму пункту СБУ с «прокураторами» «обставились» не лучше, сосредоточившись на том, чтобы проигрышный для них судебный процесс стал по времени хотя бы «резиновым».

К примеру, Мефедову стали вместо недоказуемого участия в массовых беспорядках, вменять то нецензурную брань в зале суда, то покушение на убийство упомянутого «свидетеля», то угрозу его же убийства. При этом факт того, что Евгений сидел, а «свидетель» днем и ночью «охранялся» спецслужбами (чтобы не сбежал или от показаний в очередной раз не отказался) на минимальную видимость «реальности» новых обвинений не влияло.

Затем последователи «революции достоинства» вообще наплевали на все процессуальные нормы и сроки, еще два года всячески затягивая процесс, срывая заседания неявкой прокуроров, «пропажей» материалов «дела» и «вещественных доказательств», тем самым не давая вынести заведомо оправдательный в такой ситуации вердикт суда. А что режиму оставалось делать?! Как иначе было организовать «судебный процесс», как из своего «гуано сделать конфетку» — хотя бы гуанистый «Рошен»?!

Для начала украинская «Фемида» отказала россиянину Мефедову в признании его потерпевшим«Подумаешь – получил ожоги и отравился продуктами горения в Доме профсоюзов, был госпитализирован, но из больницы ведь был доставлен в тюрьму, значит – виновен!» Железная «хохлохика»! Но не все судьи ею руководствовались.

Так, в ноябре 2015 года суд первой инстанции хоть и постановил оставить пятерых «куликовцев», включая Мефедова, под стражей ещё на два месяца, однако с возможностью их освобождения под залог. Моментально банды заблокировали и Малиновский, и Апелляционный суды. Затем «евроинтеграторы» ворвались в кабинет председателя Апелляционного суда. Его утверждение, что украинским законодательством просто не предусмотрена отмена постановления о залоге, «патриоты» не восприняли: «Какой такой закон, жить, падла, хочешь?»

Жить все хотят, судьи – не исключение. Поэтому апелляция, в противоречие с процессуальным законодательством, приостановила решение коллегии районного суда о залоге, а трое судей, входившие в коллегию, в присутствии ворвавшихся в зал «правосеков» написали заявления об увольнении – жизнь дороже. Кто в этой ситуации вспомнил, что за Мефедова даже залог успели внести, чей возврат законом вообще не предусмотрен? По факту дальнейшее содержание Евгения под стражей уже тогда стало трижды незаконным, но где был закон, а где было «правосексудие» Украины?

Однако, сколь веревочке не виться…В 2016 и начале 2017 года «дело 2 мая» (напомню – не о массовых убийствах на Куликовом поле – это «дело» Киев вообще по факту «забыл», а о «массовых беспорядках» на Греческой площади) продолжало сыпаться.

В апреле 2016 года в суде наконец-то выступил доставленный под «охраной» (под конвоем) и в бронежилете «свидетель». Ранее он находил в себе силы отказываться от данных на следствии показаний, но после очередной «обработки» его подготовили к выступлению в качестве главного (фактически – единственного) «свидетеля» обвинения. До этого момента многие судебные заседания срывались из-за его неявки «по состоянию здоровья», либо прекращались после того, как из зала суда его забирала «скорая помощь».

Наконец, «свидетель» поведал, что вечером 2 мая 2014 года его «завели» (!) в торговый центр на Греческой площади «Афина», где он увидел, как обвиняемые, включая Мефедова, бросали камни и бутылки с зажигательной смесью (в тех, кто штурмовал здание), а обвиняемый Долженков бегал с пистолетом (каким неизвестно) и «вроде как» (!) стрелял. А затем Долженкова ранили и увезли.

Таким образом, описание «преступления» вылилось в описание необходимой самообороны во время массовых убийств. «Свидетель» далее заявил, что лично с обвиняемым Мефёдовым знаком не был, но по слухам (!) знал, что тот — «россиянин из ФСБ». Хорошо ФСБ своих «агентов» разрекламировало по Одессе! Вероятно, не хуже, чем КГБ своих в фильме «На Дерибасовской хорошая погода, на Брайтон-бич опять идут дожди». На самом деле, был бы Мефедов «эфэсбэшником» (или «гэрэушником», обмененная Савченко соврать не даст) – его бы давно нашли возможность обменять.

А тогда суд заметил, что вид у Мефёдова нездоровый. Женя подтвердил, что чувствует себя плохо, но так как полтора года (!) ждал показаний «свидетеля», выразил желание продолжать принимать участие в заседании. И тут «свидетель» «прокололся» — заявил, что впервые фамилию Мефёдова услышал в СИЗО (соответственно, и о его «эфэсбэшности» не мог раньше слышать). В общем, такая речь «свидетеля» обвинения — мечта защиты.

Но самое удивительное не это, а то, что до сих пор (!) находятся особо «свидомые», убежденные в том, что массовое убийство одесситов 2 мая 2014 года устроило ФСБ руками своих агентов – то ли «мефедовых», то ли «правосеков», то ли тех и иных «разом». Только почему ЦРУ через свой филиал – СБУ за долгие годы при всех возможностях (доступ к месту преступления, вещдокам, записям, свидетелям) роль ФСБ не раскрыло? Выходит, все, включая СБУ и ЦРУ, на Путина работают? Та самая «свидомая логика»? Она самая!

По факту все обвинение «куликовцев» рассыпалось еще весной 2016 года. 27 мая, на фоне обмена Савченко, суд попытался разрубить «гордиев узел» с Мефедовым: многострадальная коллегия Малиновского райсуда отважилась изменить меру пресечения Евгению на домашний арест. При этом в зале суда главарь одесской ячейки «Правого сектора» заявил, что «судьи — п**арасы, сядут сейчас с сепарами в одну клетку».

Но что тогда было СБУ с прокуратурой реально делать? Сажать судей? Или вновь на них «патриотов» натравливать? Поздно – решение было принято, да и одними судьями на этот раз хунте было не отделаться. Ведь «правосеки» были готовы самих «прокураторов» за «плохую работу и развал дела» разорвать — «бумеранг» возвращался! Тогда СБУ и Генпрокуратурой были срочно задействованы все админресурсы, включая высшую судебную администрацию и губернатора – суд вновь «сломался», пошел на явное преступление, при этом по-бандитски – ночью.

Итак, 28 мая 2016 года, около 23 часов, когда ночная мгла накрыла ненавидимый «прокураторами» город Одессу, суд продлил «куликовцу», гражданину России Евгению Мефедову срок содержания под стражей еще на 2 месяца. О «домашнем аресте» за «массовые беспорядки» тупо «забыли». Пока прокуратура срочно готовила Мефедову новое абсурдное обвинение, «Правый сектор» опять блокировал суд, проверял выезжающий автотранспорт, чтобы «клятый москаль» на свободе не оказался.

В ведомстве Луценко срочно появилось заявление того же «свидетеля», что Мефедов якобы угрожал ему убийством, да еще на почве «национальной неприязни»! То есть, сидящий тогда третий год в украинской тюрьме россиянин угрожал убийством украинцу, находящемуся под охраной СБУ, за то, что он украинец! Даже «свидомым» была очевидна абсурдность данного обвинения. Впрочем, зачем «правосексудию» правдоподобие?

Отбросив за ненадобностью всяческие фиговые листки «законности», украинское «правосексудие» практически открыто признало гражданина РФ Евгения Мефедова «разменной монетой», заложником, которого следует не судить по справедливости и закону, а стоит выгодно обменять на кого-то из украинских «героев», находящихся в российских тюрьмах. В первую очередь – на диверсантов, совершивших или планировавших теракты в Крыму. То есть, киевская хунта хотела (и хочет) обменять мирного демонстранта на террористов.

В дальнейшем, Мефедову дали понять, что рассчитывать ему остается не на оправдание, а на обмен. Тогда, в июне 2016 года Женя ответил: «Я не согласен отдавать свою жизнь за кого-то из террористов, что сидят в России, пусть сидят». Эта фраза вошла в историю русского сопротивления.

Прошло еще более года. Одесским «служителям Фемиды» наконец-то удалось выпихнуть «дело» за город. И не напрасно — ильичевские судьи не «сдрейфили». Пусть их вердикт (слишком велик бы стал для режима мировой резонанс от расправы над выжившими в «Одесской Хатыни» инакомыслящими) и был согласован с властью, СБУ и прокуратурой (иначе бы они не успели сфабриковать очередной жалкий фейк «о сепаратизме весны 14 года»), но мужеству ильичевских судей можно рукоплескать. Да, ничего нового они не открыли, только констатировали очевидность. Но при действующей власти просто признать реальность – уже подвиг!

Сейчас одесситу Долженкову и россиянину Мефедову режим инкриминирует ст. 110 УК Украины (сепаратизм, посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины): якобы весной 2014 года во время автопробега в Николаев, Долженков и Мефёдов озвучивали призывы к нарушению территориальной целостности государства. Доказательств, как всегда, нет. Разве что осталось режиму признать «преступлением» простое участие в митингах «русской весны». Но тогда по «свидомой логике» нужно репрессировать сотни тысяч жителей Юго-Востока (Новороссии). И хотелось бы этого «патриотам», да силы их уже не те после всех «реформ» – им бы самим выжить при «демократии», а еще лучше – свалить с «нэньки» подальше.

Казалось, что в декабре 2017 года освобождение Жени неминуемо, свобода тогда была ближе, чем когда-либо с мая 2014 года – из Одесского СИЗО парня перед Новым 2018 годом даже вывезли для обмена на турбазу Светлодарска у «ленточки». Только он ее вновь не пересек: в последний момент нацистский режим «передумал» обменивать россиян. 28 декабря прошлого года Порошенко открыто заявил, что россиян не обменяли потому, что они НАХОДЯТСЯ В ЗАЛОЖНИКАХ (нацистский/террористический метод) и менять их будут только на украинцев, осуждённых в России.

Как сложится дальнейшая судьба Евгения? В Одессе, в «самом честном и отлюстрированном до бессудия» Приморском суде (на территории которого и происходили события 2 мая, но который быстро откупился от «дела») уже больше года «рассматривается» его и Долженкова дело о «сепаратизме», арест ребятам ожидаемо продлевается до бесконечности – режим, подмяв судейство, включил вторую «пластинку» о «сепаратизме» вместо «заезженной» первой о «массовых беспорядках».

Кончится эта – ни у кого нет сомнений, что нацисты поставят и третью, и четвертую. Когда и где фашизм отпускал заложников?! К тому же, параллельно в Николаеве «рассматривается» апелляция прокуратуры на оправдательный приговор Ильичевского суда. Судебные заседания постоянно переносят «по техническим причинам», последнее действие было 21 ноября – Евгению Мефедову и Сергею Долженкову в очередной раз продлили содержание под стражей на два месяца. Мама Долженкова назвала это «очередным преступлением против жизни и здоровья арестованных».

В марте 2018 года к президенту России с просьбой о помощи обращался отец Евгения:

«Уважаемый Владимир Владимирович! Мой сын находится в украинских застенках со 2 мая 2014 года. За это время украинские суды за отсутствием каких-либо доказательств его «вины» уже несколько раз отпускали его из–под стражи. 18 сентября 2017 года Евгения оправдали судьи Ильичёвского суда по делу 2 мая. Этот же суд признал три с половиной года, проведённых в СИЗО, пытками, а доказательства прокуратуры искусственно созданными с целью удерживать его под стражей любой ценой… На данный момент его обвиняют в том, что он возложил цветы на день города Николаева, инкриминируя ему посягательство на госграницы и попытку свержения власти, а также вновь в участии в беспорядках 2 мая… Евгению уже открыто говорят, что какое бы решение ни принял суд, его всё равно не отпустят».

А кроме родителей «куликовцев» — заложников кого еще интересует их судьба? Один из комментариев к новости об очередном продлении ареста с одесского сайта «Таймер»: «России всё равно, что с ними будет. Чихать Россия на них хотела. Ей главное торговать с теми кого они называют нацистами! Лицемеры!» Есть что возразить? Если есть – милости просим.

Бесперспективные «судебные процессы» над россиянами и другими инакомыслящими вроде как «идут», а идут на самом деле годы. Долгие годы, потому что тюремные. Мефедова и Долженкова необходимо спасать любой ценой. Спасать пока не поздно – они настоящие герои, но они – люди, не железные.

Нужна поддержка Великого Отечества, моральная – в первую очередь. Знать, что о тебе не забыли, тебя помнят и ценят – дорогого стоит. Правда, и материальная помощь не лишняя. К примеру, адвокат Мефедова хоть и работает бесплатно, но ездит на заседания в Одессу и Николаев из Киева, поэтому на сайте «ВосходИнфо», который основали южане, находящиеся на Донбассе, организован сбор средств на бензин для киевского адвоката и на передачи Евгению. Так, чем может, помогает воюющий Донбасс.

А чем помогает Великая Россия своему гражданину – заложнику неонацистов?! Вопрос риторический?

Константин Стариков

Поделись новостью в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс