Ultimate magazine theme for WordPress.

В конфликте с Ираном у Трампа отсутствует стратегия: это открывает двери Путину и Эрдогану

«США убили архитектора иранской военной политики в арабском мире — это тяжелый удар для Тегерана. Иран и его союзники, вероятно, отреагируют на эту атаку применением силы. Президент США Дональд Трамп в очередной раз показал, что у него отсутствует стратегия по Ближнему Востоку», — пишет на страницах немецкого журнала Focus политолог и профессор Кельнского университета Томас Егер.

«Конфликт между США и Ираном обостряется на протяжении нескольких месяцев. США оказывают максимальное давление для того, чтобы склонить Иран к политическим уступкам, а Иран отвечает политикой колкостей с применением силы. Американский ракетный удар по автомобилям в Ираке является последней кульминацией этого противоборства».

Если США действительно точно знали, что в автомобиле находился генерал Сулеймани, его убийство можно считать предупреждением всем, кого США считают частью неугодных режимов, отмечает Егер. «Ведь генерал Сулеймани, несомненно, входил в число наиболее явных врагов США, даже если были периоды, когда он сотрудничал с американскими властями, например, в борьбе против «Талибана» в Афганистане. Но в Ираке он преследовал цель силой вытеснить американские войска, чтобы полностью овладеть страной в качестве иранской зоны влияния», — говорится в статье.

«Возможно, он неправильно интерпретировал отказ США от ответного удара после того, как Иран сбил американский беспилотник. Возможно, он надеялся, что президент Трамп ставит вывод американских войск с Ближнего Востока выше всех остальных целей. Теперь же президент сам руководил ударом по представителям иранской власти, от которого тогда он отказался из-за ожидаемых жертв среди мирного населения».

Это также отвечает и на вопрос о том, почему удар был осуществлен именно сейчас. «Американское правительство стояло перед дилеммой: или смириться с иранской эскалацией, или самому обострить конфликт. Как минимум попытка штурма американского посольства в Ираке, за которой, как предполагалось, также стояли иранские силовики, сделала это решение неизбежным. Ведь второго «Бенгази» — там американские дипломаты погибли, когда госсекретарем США была Клинтон, — не должно было случиться. Этими атаками на посольство иранская эскалация зашла слишком далеко», — поясняет Егер.

«Иран ответит асимметрично, как он поступал во многих случаях: террором, скрытым применением силы, но не официальными боевыми действиями», — полагает эксперт.

«В асимметричных конфликтах — от Ирака до Афганистана — США действовали не настолько профессионально, чтобы их можно было бы назвать малоуязвимыми. Иранские силы, наоборот, очень опытны», — указывает Егер.

«К тому же конфликт с Ираном в очередной раз продемонстрировал США геостратегическую ценность Ирака. Это значит, что иранская эскалация последних недель, вопреки своей цели, привела к тому, что США снова стали более активны на Ближнем Востоке. Трампу придется совместить это с острым желанием его электората не быть снова замешанными в боевых действиях. Как и его предшественник, он будет использовать для этого скрытое применение силы. Это будет еще больше накалять конфликт и повлечет за собой последствия для остальных действующих лиц Ближнего Востока, которые активны в Сирии, Йемене и все больше в Ливии».

«Со времен вторжения в Ирак при президенте Буше у США отсутствует политическая стратегия для Ближнего Востока. Этот недостаток предоставляет другим игрокам — России, Турции и Ирану — свободу действия, которую они используют с тех пор».

«(…) Европейские государства также не могут здесь ничего предложить кроме банальных и недейственных слов, — констатирует Егер. — В этом заключается действительный недостаток западной политики, который необходимо срочно устранить и в концептуальных рамках которого затем можно будет также по-новому урегулировать отношения с Ираном».